Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

вертолёт наоборот

Каунас

Костёл воскресения Христова в Каунасе впечатляет. Строили его в 1930-х всем миром, а как достроили — отдали прямиком в руки советских оккупантов. Так судьба сложилась. Те разместили в здании радиозавод, а крест на крыше сменили надписью «Слава КПСС».
В 1990 году костёл вернули католикам, и после длительной реставрации он был наконец открыт.
Здание монументальное, замысел грандиозный, интерьер слегка напоминает Колонный зал Дома союзов. Белые высокие стены, узкие окна, ряды скамеек с разложенными заботливо молитвенниками, всё как надо, но ощущений абсолютно никаких внутри не возникает, прямоугольные церкви, видимо, бога не держат.


Collapse )
вертолёт наоборот

Русский Север

По пути из Архангельска завернули мы в Антониево-Сийский мужской монастырь.
В отличие от многих других подобных мест, здесь принимают всех желающих, и говорят, основные обитатели монастыря — бывшие зеки, бомжи, наркоманы, алкоголики и полусумасшедшие старики.
На входе из привратной будки выглядывает благообразный дед на одной ноге, пустая штанина правой подвёрнута выше колена: «Матушки! Все в юбках?».
Нет, не все; заходим в его сторожку, чтобы нацепить поверх джинсов отрезы плотной грубой ткани до полу.
Запах свежих смолистых дров и печного дыма.
«Версаче не завезли, — говорит дед, улыбаясь щербато, — но и так порядок!».

Монастырь кажется удивительно настоящим в отличие от пряничных церквей, которыми полны города Золотого кольца и иже с ними.
Уже на выходе, разоблачаясь в каморке всё того же деда, говорю ему — спасибо, мол, а он мне в ответ: «Я тоже прокурору спасибо говорил, и вот восемь лет-то отматываю».
Зашедшая следом за нами женщина спрашивает:
— А сколько вы здесь?
— Срок какой, что ли? — хитро прищурившись, уточняет дед.
И лицо его вмиг меняется: сквозь положенное монастырское смирение отчётливо проступают черты такого непокорного сермяжного русского мужичка, которому впаяли восьмёрочку — кто ж его знает, за что, может, украл, может, прирезал кого.
И сидеть бы ему на нарах, но жизнь таких фартовых и юморных любит, и вот он на входе в монастырь балагурит как умеет и улыбается щербато; видно — не от того, что нужно, а просто потому, что характер у него такой.
«Курить, — говорит, — вот только охота, курите небось, матушки? Ну, ничего, курите — я отмолю».

Выхожу из его каморки, оборачиваюсь, смотрю прямо в лицо, взгляда не отводит:
— С Архангельска? — спрашивает.
— Нет, — говорю.
— А откель?
— Из Москвы.
— Эва как.
И смотрит мне вслед долго, рассеянно, как будто и не было ни этих восьми лет, ни ещё трёхсот до того, а вечно вот так стоял он на своей скудной северной земле и смотрел куда-то сосредоточенно.


Collapse )

вертолёт наоборот

Междустрочье.

Я сижу в лобби пансионата "Клязьма" и воплощаю в жизнь принцип "если мероприятие проходит без участия организаторов, то это хорошее мероприятие".

Со вчерашнего дня всё как в тумане.
Хожу на автомате - не хожу, передвигаю ноги - точно так же на автомате отвечаю на письма, читаю ленту и выполняю некий минимум действий, требующийся исключительно затем чтобы не врасти в пол и не покрыться пылью.

У меня здесь мягкое и удобное кресло, рояль, на котором играет явно знакомый с инструментом человек; метель за окном и длинная ночь впереди.
Абсолютный сумбур в голове.

Странная весна, странная романтика, странные отношения, всё странное, будто подёрнутое плотной серой дымкой, в которой напрочь теряется ощущение реальности.
Я сижу - и отдаю себе отчёт в том, что пишу совершенно пустой пост, в котором нет ни-че-го, кроме зафиксированного сиюминутного настроения и попытки пробить ту толщу льда, под которой должны быть ненаписанные за последний год (полтора? два?) строчки и тексты. Они обязательно должны там быть, потому что иначе где же ещё?
Я ищу их - и у меня остался последний укромный уголок, в который я ещё не заглядывала.
Но их нет. Нет.