Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

вертолёт наоборот

Каунас

Костёл воскресения Христова в Каунасе впечатляет. Строили его в 1930-х всем миром, а как достроили — отдали прямиком в руки советских оккупантов. Так судьба сложилась. Те разместили в здании радиозавод, а крест на крыше сменили надписью «Слава КПСС».
В 1990 году костёл вернули католикам, и после длительной реставрации он был наконец открыт.
Здание монументальное, замысел грандиозный, интерьер слегка напоминает Колонный зал Дома союзов. Белые высокие стены, узкие окна, ряды скамеек с разложенными заботливо молитвенниками, всё как надо, но ощущений абсолютно никаких внутри не возникает, прямоугольные церкви, видимо, бога не держат.


Collapse )
вертолёт наоборот

В деревне бог живёт не по углам

Север проникает под кожу медленно и неотвратимо — когда дома вологодских и костромских деревень начинают казаться чересчур яркими, небо — низким, а солнце неуместным.
Деревня Норинская, где отбывал ссылку Бродский, затеряна в лесах Архангельской области.
Когда его судили, ему было 23 года.

Судья: А вообще какая ваша специальность?
Бродский: Поэт, поэт-переводчик.
Судья: А кто это признал, что вы поэт? Кто причислил вас к поэтам?
Бродский: Никто. (без вызова) А кто причислил меня к роду человеческому?


Ходим вокруг внушительной по местным меркам деревянной избы со свежевставленными пластиковыми окнами, где — бог живёт не по углам, и Пестерев пьяный сидит в подвале, и баба Настя, и звезда моргает от дыма.

Судья: А вы учились этому?
Бродский: Чему?
Судья: Чтобы быть поэтом? Не пытались кончить ВУЗ, где готовят... Где учат...
Бродский: Я не думал, что это даётся образованием.
Судья: А чем же?
Бродский: Я думаю, это... (растерянно)... от Бога.

Деловитый местный мужик говорит — сейчас попробуем взять ключи тут через два дома; я иду с ним — «для солидности», и по дороге вижу ещё одну избу с памятной табличкой.
— А это, — говорю, — что?
— Дык тут он и жил.
— Как, — спрашиваю, — в двух домах сразу?
— Ну, так и в том жил, а этот-то выкупить у хозяев не получилось.
Историческая достоверность летит в тартарары, и остаётся миф, который можно собирать как паззл.
Деревня Норинская. Время здесь застыло мухой в янтаре.
Пять целых домов, три покосившихся, ни одного магазина, и выброшенный кем-то в поле старый телевизор.
И кажется, что если включить его, то на голубом экране появится дорогой Леонид Ильич и скажет что-то вроде: «Вот, ездят тут всякие. А мне два раза в день встречать, провожать приходится».


Collapse )